russian bear.jpg

Что случилось с Россией?

Права Человека

Геноцид России против Украины и грубые нарушения неотъемлемых прав человека являются делами рук не только сумасшедшего диктатора. Опросы показывают, что большинство россиян поддерживают войну. Многие более обеспокоены отсутствием западных брендов в своих магазинах, неужели чем зверствами своих военных против мирных жителей Украины. Как же так получилось, что в такой большой стране относительно мало сопротивляющихся лжи и несправедливости?

 

Русский моралист и лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын писал о том, что хотя в то время Германия подверглась масштабной «денацификацией», Россия так и не избавилась от своего сталинского прошлого. Убийцы десятков миллионов жили открыто и процветали без упреков.

 

В 1970 г., Солженицын писал и предупредил о зловещем будущем России:

 

И вот в Западной Германии к 1966 году осуждено восемьдесят шесть тысяч преступных нацистов - и мы захлёбываемся, мы страниц газетных и радиочасов на это не жалеем, мы и после работы останемся на митинг и проголосуем: мало! И 86 тысяч- мало! и 20 лет судов- мало! Продолжить! А у нас осудили (по опубликованным данным) -около тридцати человек…

 

А то, что в Подмосковьи и под Сочами за зелёными заборами, а то, что убийцы наших мужей и отцов ездят по нашим улицам и мы им дорогу уступаем, -это нас не печёт, не трогает, это- «старое ворошить».

 

Но и за четверть столетия мы никого их не нашли, мы никого их не вызвали в суд, мы боимся разбередить их раны. И как символ их всех живёт на улице Грановского, 3 - самодовольный, тупой, до сих пор ни в чём не убедивmийся Молотов, весь пропитанный нашей кровью, и благородно переходит тротуар сесть в длинный широкий автомобиль.

 

Загадка, которую не нам, современникам, разгадать: для чего Германии дано наказать своих злодеев, а России- не дано? Что ж за гибельный будет путь у нас, если не дано нам очиститься от этой скверны, гниющей в нашем теле? Чему же сможет Россия научить мир?

...

Страна, которая восемьдесят шесть тысяч раз с помоста судьи осудила порок (и безповоротно осудила его в литературе и среди молодёжи) -год за годом, ступенька за ступенькой очищается от него.

 

А что делать нам? .. Когда-нибудь наши потомки назовут несколько наших поколений - поколениями слюнтяев: сперва мы покорно позволяли избивать нас миллионами, потом мы заботливо холили убийц в их благополучной старости. 

 

Что же делать, если великая традиция русского покаяния им непонятна и смешна? Что же делать, если животный страх перенести даже сотую долю того, что они причиняли другим, перевешивает в них всякую наклонность к справедливости? Если жадной охапкой они держатся за урожай благ, взращённый на крови погибших?…

 

В Двадцатом веке нельзя же десятилетиями не различать, что такое подсудное зверство и что такое «старое», которое «Не надо ворошить»! Мы должны осудить публично самую идею расправы одних людей над другими! 

 

Молча о пороке, вгоняя его в туловище, чтобы только не выпер наружу, - мы сеем его, и он ещё тысячекратно взойдёт в будущем. Не наказывая, даже не порицая злодеев, мы не просто оберегаем их ничтожную старость - мы тем самым из-под новых поколений вырываем всякие основы справедливости. Оттого-то они «равнодушные» и растут, а не из-за «слабости воспитательной работы». Молодые усваивают, что подлость никогда на земле не наказуется, но всегда приносит благополучие.

 

И неуютно же, и страшно будет в такой стране жить.

 

Солженицын, Александр. Архипелаг Гулаг, гл. 4, стр. 165-167. Издание <<Время>>, Москва 2010 г.